играта Го
* * *
 
Добре дошли, Гост
Username: Password: Запомни ме
  • Страница:
  • 1

ТЕМА: Игра в тавлеи в "Боргильдовой битве"

Игра в тавлеи в "Боргильдовой битве" преди 7 години 5 месеца #2927

  • ozes
  • ozes's Avatar
  • ИЗКЛЮЧЕН
  • Moderator
  • Мнения: 110
  • Thank you received: 3
  • Карма: 10
Из книги Ника Перумова «Тысяча лет Хрофта. Книга первая. Боргильдова битва», 2013 г. (Это продолжение цикла книг, первая книга которого «Гибель богов»).

Играют бог Один и огненный великан Сурт. Игра происходит в самом начале от сотворения мира.

Тавлеи (велеи) — древняя настольная игра шашечного типа, позднее — название игры в шашки.
Возможно, следует понимать былинные упоминания велей как указание на то, что тавлеи пришли от викингов, игравших в игру хнефатафл — своеобразный гибрид нард, го, шашек и шахмат, ср. исл. tefla — «играть (в шашки, шахматы)». Тафл упоминается в сагах как священная игра богов.

Доска для игры в тафл
Из Википедии.


"Всё начиналось, как в сказках. Странник в серой шляпе завидел впереди на дороге великана, широким, истинно великанским шагом спешившего ему навстречу. Исполинский торс был обнажён, ноги босы, но великану это, похоже, ничуть не мешало. На плече он нёс огромный, себе под стать, двуручный меч с чёрно-рыжим клинком, по воронёной стали змеились яркие языки пламени.

Странник в сером плаще и с длинным посохом из неошкуренной ветки ясеня, казалось, привык что ни день встречать на дорогах Восточного Хьёрварда великанов с подобными мечами, от которых так и расходилась волнами молодая магия только что сработанного оружия.

– Добрый у тебя меч, путник, – заметил странник в сером.

Великан, судя по всему, так удивился, что даже соизволил глянуть на осмелившегося заговорить с ним первым старика с посохом.

– Прочь с дороги, козявка! – прогремел он. – Прочь, покуда не втоптал тебя в грязь, откуда такие, как ты, уже вылезли, на горе всем достойным великанам! Истинным хозяевам всего сущего, если хочешь знать!

Старик с посохом едва заметно усмехнулся.

– Такому могучему воину, да ещё и с таким мечом, конечно, нетрудно будет втоптать в грязь бедного путника, лишённого, вдобавок, всякого оружия. Позволь, достойный, лучше угостить тебя элем – в деревне, кою я только что миновал, едва закончили варку, и, клянусь своим посохом, это самый славный эль, что мне доводилось пивать с самой осени.

Великан так и замер, бешено вращая налитыми кровью глазами. Рот у него открылся. Как?! Обычно людишки удирали от него, едва завидев, а тут какой-то жалкий нищий говорит с ним, как с равным?

Один взмах чёрно-рыжего меча, и от ничтожного старикашки не останется даже мокрого места. Однако великану отчего-то захотелось пошутить. Может, он тогда пребывал в необычно хорошем для себя настроении, может, ему возжелалось позабавиться.

– Эль? – сказал он, нагибаясь и глядя на дерзкого одним глазом. – Эль это хорошо, это славно. Эля можно выпить; что ж, веди, старик.

Странник в сером едва заметно усмехнулся.

– Тогда идём. Это неподалёку.

…В те далёкие времена встретить смелых людей порой было проще, чем в последующие. Во всяком случае, хозяева постоялого двора, где варили пиво, отнюдь не удивились визиту великана. Может, пришли из мест, где подобные встречи случались куда чаще – кто знает? – но пива великану налили, даже не взглянув.

– Эль превосходен, – громогласно объявил великан, осушив кружку. – Что ж, старик, тебе повезло. Мы сыграем в тавлеи. Надеюсь, игра эта тебе знакома, человече?

Странник в сером плаще пожал плечами.

– Разумеется, знакома. Что ж, почему бы и не сыграть; но что послужит ставкой?

– Твоя голова, конечно же! – рыкнул великан.

– Моя голова, превосходно. А что прозакладываешь ты?

– То же самое, – великодушно объявил великан. – Можешь спрашивать первым, старик.

– Благодарю, – слегка кивнул странник. – Но я, как ты видишь, безоружен, а у тебя – огромный меч. Мне такой и не поднять. Так что, если ты вдруг проиграешь, тебе придётся отрубать голову себе самому. Не очень-то мне хочется начинать игру, где я даже не смогу забрать выигрыш.

– Боишься прозакладывать собственную голову, червяк? – расхохотался великан.

– Отнюдь, – пожал плечами старик. – Как давно известно, проигрываешь только голову, а не шею. Шею победитель трогать не может, что, само собой, делает всю забаву бессмысленной. Не так ли?

– Хм, – призадумался великан. – Согласен, шея тоже считается. И добудь себе меч, старик.

– У меня найдётся, – вызвался хозяин. – Добрый клинок, гномья работа. Не в обиду тебе, господин великан, будь сказано, но и твою голову снесёт.

– Может, и снесёт, а может, и нет, – рыкнул великан. – А тавлеи-то у тебя, старик, свои-то хоть есть? Не люблю делить свои, понимаешь.

– Кто же отправляется в дорогу без собственных тавлей? – усмехнулся странник в сером. – Хотя у меня они простые, без затей. По сколько играем? Сорок восемь или девяносто шесть? [В ранних тавлеях каждой фигурке присваивалось значение «силы», от 1 до 12-ти. Игрок мог выставить на поле любое число фигурок, но так, что общее значение их «сил», сложенных вместе, не превышало бы заранее оговорённое число, обычно сорок восемь или девяносто шесть. «Сорок восемь» считалось «быстрой игрой» из-за малого числа фигур. «Ловец» имел значение силы 4, «стрелок» 2, «копатель» и «палач» по 1. «Дракон» относился к самым сильным фигурам, с силой 12. «Ведьма» и «ходячий камень» имели силу 10, «мертвец» – 8.]

– Сыграем сорок восемь, – объявил великан. – Чего зря тратить время?

Старик развязывает тесёмки на видавшем виды кожаном мешочке. Появляются вырезанные из кости и искусно раскрашенные фигурки: их всего восемь.

Дракон и ведьма, ходячий камень и мертвец. Ловец, копатель, стрелок и палач; восемь фигур всего в нехитрых стариковских тавлеях. Нет игральной доски, полем боя, как и положено, служит то, что попало под руку, словно в настоящем сражении.

Великан смотрит, призадумавшись. Потом ставит свои собственные. Всего четыре, но каждая – из числа самых сильных в игре.

Каменный Ётун, Дух Воды, Огненная Дева и Могильщик.

– Не ошибся ли ты, почтенный? – пряча лицо в тени, спрашивает странник в сером. – Мастера тавлей советуют сочетать сильные и слабые фигуры, как в настоящем войске, где отряды разной мощи и разного оружия дополняют друг друга…

Великан не удостаивает своего соперника ответом. Тавлеи кажутся крошечными в его массивных пальцах, но управляется он с ними на удивление ловко.

Пожав плечами, старик двигает своего ловца; ётун ухмыляется, ловцы хороши, когда орудуют из-за чужих спин. В ближнем бою даже самый простой мечник, каким играют разве что самые зелёные новички, сможет загнать ловца в угол. А тут четыре таких чудовища!

Могильщик устремляется вперёд.

– …Кажется, удача отвернулась от тебя, могучий ётун? – насмешливо произносит странник в сером. Один-единственный Дух Воды великана окружён со всех сторон, на него нацелились мертвец с ведьмой, сзади их подпирает ходячий камень. Старик пожертвовал сильнейшую свою фигуру, дракона, но взамен выбил двух неприятельских. Ещё раньше четверо – копатель, стрелок и палач с ловцом – исполнили свой долг, погибнув, но сняв с игры могильщика и позволив дракону изготовиться для неотразимой атаки.

Великан словно ничего не услыхал. Несколько мгновений он молча глядел на тавлеи, на единственного своего каменного ётуна…

Чёрно-рыжий меч вспорол воздух неслышно, единым незримым движением, оставив на своём пути пламенную арку. И – со звоном натолкнулся на подставленный посох. Сталь возмущённо загудела, почти закричала от боли, Гунгнир вспыхнул, представ в своём подлинном виде. Остриё горело нестерпимым белым огнём.

– О?дин… – прошипел сквозь зубы великан.

– А как твоё имя, нарушитель клятв? – спокойно осведомился Отец Дружин. – Ты проиграл мне и голову, и шею.

Глаза ётуна сузились, длинный меч нацелился прямо в грудь владыке Асгарда.

– Как пожелаешь, – пожал плечами Ас воронов. И взмахнул рукой.

Над крышами и стрехами взвился тугой столб огня, где голубое пламя переплелось с рыжим. Навес, под которым они играли, смело, точно ураганом; в грудь словно грянуло стенобитным тараном.

Налетел свежий ветер, облако дыма и пыли отнесло в сторону. Отец Дружин застыл с поднятым и готовым для удара Гунгниром; его противник тоже замер, но в руках его был уже не чёрно-рыжий клинок – там ярился росчерк бушующего пламени. Подобно своему хозяину, оружие сбросило чужую личину.

– Сурт, владыка Муспелля. Приветствую могучего турса, носителя огненного меча! Что же ты не идёшь сюда? Пришло время платить проигрыш.

– Скорее небесный свод погрузится в Мировое море, – проревел великан.

– Тебе же хуже. Клятвопреступник отправится в Хель.

– А тебе ведомо, куда уходят великаны, когда настаёт их срок? – сплюнул Сурт. – Нет? Вот и молчи, Ас воронов. Мы ещё встретимся и посчитаемся, будь уверен!

– Встретимся, – кивнул Отец Дружин.

Там, где только что стоял великан, взвился огненный вихрь. Фигура Сурта утонула в пламенной круговерти.

– Встретимся, – медленно повторил Один, глядя на пустой круг обожжённой, чёрной земли. Его противник исчез."
Администраторите са забранили публикуването за гости.
  • Страница:
  • 1
Модератори: ozes
Time to create page: 0.167 seconds
 
* * *